Информационные материалы для подготовки студентов

Расскажи одногруппникам: + 200 к карме:

Смертная казнь и пожизненное лишение свободы как её альтернатива





Содержание

Введение 3

1.Исторические аспекты развития института смертной казни в зарубежном законодательстве 14

1.1 Смертная казнь в истории зарубежных стран 14

1.2 Способы исполнения смертной казни в настоящее время 24

2. Развитие российского уголовного законодательства о смертной казни 28

2.1 Русское дореволюционное законодательство о смертной казни 28

2.2 Применение смертной казни как вида уголовного наказания в советский период 36

3. Отмена смертной казни в Российской Федерации: "за" и "против» 44

3.1 Пожизненное лишение свободы как альтернатива смертной казни 44

3.2 Проблемы отмены смертной казни 55

Заключение 63

Список используемой литературы 70

Введение

Тема смертной казни везде и всегда занимала особое место в общественном сознании. Во все времена она была обречена на особое внимание и не знала границ общественного интереса. Смертная казнь всегда была явлением социальным; это особый культурный и социально-психологический феномен, которому вовсе не случайно посвящена обширная философская, историческая, юридическая и художественная литература.

Проблема смертной казни - в самом деле всеобщий аллерген. Вероятно поэтому в ней, как и в футболе, например, разбирается каждый; здесь все все знают, но, в отличие от футбола, почти все болеют только за одну команду - расстрельную. В пристальном интересе людей к этой мере есть, вероятно, нечто сакральное, с давних времен связанное с парадоксальным и в наше время непостижимым желанием людей наблюдать казнь себе подобных. И в психологическом плане, и исторически такое отношение людей к смертной казни обусловлено тем, что в основе ее применения лежит принцип возмездия - древнейший обычай отмщения, часто связываемый с принципом талиона. А уж по способам лишения жизни себе подобных человечество издавна проявляло особую выдумку, размах и изобретательность - не зря казни всегда собирали толпы людей.

У общественного интереса к проблеме смертной казни всегда были свои приливы и отливы - временами бурная дискуссия на эту тему затухает, а затем вспыхивает с новой силой. Приливы, как правило, возникают в периоды смуты, неустойчивости в обществе, на исторических переломах, в период "великих перемен", когда законы уже не работают, а вакханалия насилия все больше становится явлением обыденным. Стремясь вернуть нормальное течение жизни, люди вместо протеста против неспособности власти противостоять разгулу преступности часто обращаются к самым радикальным идеям, среди которых идея смертной казни традиционно является наиболее привлекательной. Полемика в любом обществе по этому поводу всегда ведется в высшей степени эмоционально, поскольку зачастую совершаемые преступления поражают своей трудно объяснимой жестокостью и повергают людей в шок. На этой почве даже у некоторых ученых-юристов рождаются ультрарадикальные идеи, несовместимые с элементарными нормами правового государства.

Именно такие идеи, основанные главным образом на эмоциях людей, откровенно эксплуатируют политики. Во все времена и повсюду они выдвигают лозунг "Сейчас не время прикрываться гуманистическими идеями!". Они понимают, что смертная казнь - древнейший культурно-исторический институт и уже в силу этого его влияние на массовое сознание имеет огромную силу. Прорываясь к власти, решая свои сиюминутные задачи или же просто желая напомнить о себе, они не думают о том, что "использовать смертную казнь для мелкого политиканства - все равно, что раскочегаривать спящий Везувий для приготовления утреннего кофе". Пока они не у власти, они не задумываются над тем, что в силу своей психологической природы тема смертной казни отвлекает внимание общества от проблем неизмеримо более сложных и важных. Еще хуже, когда эту тему эксплуатируют сознательно, когда на этих струнах играют те, кто у власти.

"Смертная казнь считает годы своего существования тысячелетиями, а свои жертвы - миллионами". Как узаконенный вид наказания она появилась с появлением институтов власти, при переходе к обществу, регулируемому закрепленными нормами и правоотношениями. С тех пор практика смертной казни получила свою собственную историю и настолько глубоко вошла в область фактов, что до середины XVIII века никто и не думал отрицать законность этой меры.

Как известно, одним из первых, кто осмелился сделать это, был выдающийся итальянский просветитель и гуманист Ч. Беккариа, чья быстро набиравшая популярность воззрения устрашала самые смелые умы того времени - Вольтера, Руссо и Монтескье. В своем широко известном труде "О преступлениях и наказаниях" (1764 г.) он сформулировал основные этические, уголовно-политические и юридические аргументы против смертной казни, убедительно доказывая на историческом опыте реальную возможность отказа этой меры без каких-либо потрясений, показывая, что излишне суровые наказания лишь ожесточают нравы людей.

Ч. Беккариа исходил из того, что человек сам не властен в собственной жизни, сам не имеет права располагать ею и не может отказаться от нее. Как же он может отчуждать ее другому? Каким образом он может передать обществу право, которого сам не имеет? Следовательно, жизнь человека неприкосновенна: не индивидуум, ни общество не имеют права над нею, поскольку она дается свыше, а не законами и декретами.

XX век, вероятно, дал миру больше перемен, чем любой другой. Во многих областях общественной жизни, в росте экономических и демократических преобразований достигнут очевидный прогресс. И все же именно в XX веке было казнено больше людей, чем в любом другом. Поэтому анализ проблемы смертной казни с точки зрения защиты фундаментальных прав человека дает новый угол зрения, меняет расстановку акцентов и требует иных подходов. Главным при этом должно быть осознание того, что проблема смертной казни неотделима от общей концепции прав человека и несовместима с ней, ибо казнь попирает его права и, прежде всего, попирает его право на жизнь. При таком подходе смертная казнь - это не столько правовая проблема, сколько проблема гуманитарная.

Именно в таком контексте рассматривает институт смертной казни международное правозащитное движение, именно такой подход к исследованию этой меры наказания следует считать приоритетным и наиболее перспективным.

Распространенность смертной казни относится к числу явлений, которые дают определенное представление о характере современной цивилизации. Это относится и к цивилизации в целом, и в еще большей мере - к ситуации в отдельных регионах мира и государствах. Достаточно вспомнить, как в XVI - XVII веках Европа пылала кострами инквизиции, какие обороты набирал в первые годы советской власти "красный террор" в России, что творили "великие вожди мирового пролетариата", какая истерия и какое единодушие масс сопровождали очередные кампании террора.

Смертная казнь - это не только инструмент уголовной политики, но и социокультурный феномен. Отношение к этой мере наказания - вопрос нравственной доминанты каждого человека; отношение к ней общества - индикатор господствующих в нем нравов и умонастроений, показатель того, насколько оно прониклось идеями справедливости, гуманизма и цивилизованности. Не зря У. Черчилль в свое время заметил, что настроения и прихоти общества в отношении к преступности и преступникам - самая надежная проверка на цивилизованность любой страны.

На рубеже XXI века глобальные тенденции в применении смертной казни претерпели существенные изменения - все шире и последовательнее мировое сообщество идет к ее отмене и ограничению, все заметнее усилия аболиционистского движения. Они значительно изменили масштабы и географию смертной казни (от нее уже отказались две трети государств), оказали мощное воздействие на умонастроения и взгляды политических лидеров, миллионов людей на всех континентах, заставили переосмыслить отношение к этой мере наказания, пополнили мировое информационное пространство гуманистическими идеями ценности человеческой жизни.

И все же человечество еще не пришло к желанной интеграции - у каждого народа свое отношение к проблеме смертной казни, своя история, своя память, своя боль. Поэтому общественное мнение в разных странах по-разному относится к преступности, по-разному относится к мерам наказания, иначе говоря, различается по уровню ригоризма. Отсюда и различное отношение к высшей мере наказания. Между тем сегодня половина населения планеты все еще живет со смертной казнью. Более того, нередко - и в России, и за рубежом - раздаются настойчивые призывы еще шире применять эту меру, вернуться к ней там, где она была отменена.

Особое место проблема смертной казни всегда занимала и занимает в уголовно-правовой и криминологической литературе. И это не удивительно - едва ли можно найти другую проблему, которая могла бы поспорить с ней по своей притягательной силе, по остроте полемики и полярности взглядов.

Формировавшийся несколько веков набор аргументов "pro" и "contra" к началу XXI века практически не изменился. В этой связи в литературе часто отмечается, что вопрос "за или против смертной казни?" исчерпал себя в том смысле, что за столетия дискуссии все доводы давно известны и вряд ли могут появиться новые. "Меняются лишь акценты в зависимости от того, политические, юридические, культурологические или иные аспекты темы превалируют в конкретной ситуации в дискуссии".

Это и верно, и не совсем верно - в том смысле, что, к сожалению, проблема еще остается не закрытой, в том смысле, что все эти аспекты проблемы неразрывно взаимосвязаны. Наконец, это не совсем верно в том смысле, что мир во многих отношениях существенно изменился, сложились новые реалии общественного бытия, новым содержанием и смыслом наполнились наиболее важные понятия и ценности современной цивилизации. Под влиянием различных факторов политической, экономической и культурной жизни постепенно меняются общественные умонастроения; дискуссия по проблеме смертной казни получает новые импульсы, ибо научное переосмысление законодательства, судебной практики и практики исполнения смертных приговоров в разных странах, новые методы анализа растущего массива статистической информации и эмпирического материала все больше обогащают фактологию предмета.

Полтора века назад видный российский исследователь А.Ф. Кистяковский по этому поводу справедливо заметил, что "обилие сочинений и общеизвестность предмета дают иногда повод думать, что смертная казнь - вопрос избитый". Парадоксально, но именно кажущаяся "общеизвестность" - один из ключевых моментов для понимания непреходящего интереса людей к этой, на самом деле весьма сложной, многоплановой и противоречивой проблеме.

Другое дело, что аргументы сторонников и противников смертной казни, действительно, весьма обстоятельно исследованы в огромном потоке монографической литературы и потому сравнительно легко поддаются систематизации и классификации. Условно их можно разделить на три группы. В первую входят аргументы рациональные, когда обе противоположные стороны доказывают влияние или, наоборот, отсутствие влияния смертной казни на состояние преступности и, прежде всего, на динамику убийств. Ко второй группе относятся аргументы эмоциональные, когда требование сурово наказать убийцу не нуждается ни в каких объяснениях - душа требует отмщения. Наконец, третью группу составляют аргументы метафизического плана, когда обе стороны обосновывают свою позицию апелляцией к вечным ценностям, не зависящим от пристрастий, - законам Природы, Справедливости, Божества, Милосердия и т.п..

Продолжение полемики, которая развела многих выдающихся деятелей культуры, политики, юстиции, науки по разные стороны баррикад, само по себе не входит в задачу этого исследования и, во всяком случае, не является самоцелью. Куда более перспективным для осмысления реального положения вещей представляется знакомство с современной практикой применения смертной казни в различных регионах мира, в странах с различными правовыми системами, с результатами новейших исследований, с тем чтобы значительно повысить информативность исходного материала и на этой основе уровень дискуссии за счет более широкой и во многом неизвестной российскому читателю фактологии предмета.

С момента первой в СССР публикации обзора мировой практики применения смертной казни, подготовленного "Международной амнистией", прошло 20 лет; с тех пор многое изменилось, изменился мир, распался СССР, на карте мира появился целый ряд новых государств. В названном докладе описывалось положение дел во всех странах мира, в том числе и тех, где смертная казнь была давно отменена. Поэтому информация по каждой стране носила весьма лаконичный и в основном справочный характер. Исходя из целей настоящей работы, в ней, как отмечалось, выделены и более подробно рассматривается ситуация в тех регионах и странах, где смертная казнь применялась и еще применяется наиболее широко.

Во-вторых, всегда крайне важно учитывать фон, на котором развиваются те или иные процессы. Поскольку речь идет о практике применения смертной казни в странах, существенно отличающихся по уровню политического, экономического и культурного развития, важно иметь в виду, что связанные с ней или опосредующие ее применение трансформации и мутации преступности, с одной стороны, и уголовной политики - с другой, так или иначе всегда находятся в русле масштабных политических, экономических и иных изменений в жизни общества. Именно эти изменения являются тем фоном, который следует учитывать при анализе практики применения того или иного института уголовной политики в конкретной стране.

Так, применение смертной казни в Сомали, Судане и других странах Африки идет на фоне многолетней гражданской войны и территориальной раздробленности этих стран. А применение этой меры наказания, скажем, в Пакистане, Иране, Саудовской Аравии нельзя рассматривать в отрыве от фонового процесса исламизации общественной жизни и существования параллельных систем гражданской и шариатской юстиции.

Наконец, первый раздел работы взаимосвязан и по замыслу перекликается с последним разделом , где речь идет об итогах и перспективах аболиционистского движения, ибо нельзя в глобальном контексте понять и оценить политику и практику применения смертной казни, нельзя представить реальную общую картину этого феномена, исходя лишь из соотношения стран, сохранивших и отменивших эту меру наказания.

В следующих трех главах книги подробно исследуется многолетняя практика применения смертной казни в США и Японии, ибо из наиболее индустриально развитых стран только эти две страны сохранили и применяют, хотя и в разных масштабах, наказание в виде смертной казни. Именно эти страны являются принципиальными противниками отмены смертной казни, но и система законодательства, регулирующего ее применение, и практика борьбы с преступностью, и масштабы применения этой меры в США и Японии друг от друга резко отличаются. Здесь период наблюдений за практикой применения смертной казни куда более продолжительный, чем в других странах - свыше 30 лет - для США и свыше 50 лет - для Японии.

О положении дел в США, о практике борьбы с преступностью и применении мер наказания известно, конечно, намного больше. А по проблематике смертной казни, как еще 20 лет назад отмечал Ф.М. Решетников, "накопилось уже попросту необозримое количество публикаций как общего плана, так и специальных криминологических и юридических работ...". Знакомясь с ними в библиотеках университетов ФРГ, Канады, США, Японии и других стран, могу засвидетельствовать, что в последующие годы число такого рода исследований росло в геометрической прогрессии (это к вопросу об общеизвестности проблемы). Тем не менее в российской периодической печати информация о практике применения смертной казни в США носит хаотичный, обрывочный и далеко не всегда точный характер, и потому достаточного представления о реальном положении дел в этой сфере еще не имеется.

Что же касается Японии, ее законодательства, судебной практики, тенденций преступности, роли исторических, культурных и психологических факторов в формировании уникальной системы противодействия этому явлению, обо всем этом и широкому читателю, и даже специалистам известно гораздо меньше. Точнее сказать, почти не известно. (Между прочим, в 2007 году исполнилось 100 лет действующему УК Японии.) Поэтому информация о том, что связано с анализом уголовной политики США, характером общественного мнения, распространенностью судебных ошибок и т.д., - все это "растворено" по соответствующим разделам книги. А все, что касается ситуации в Японии, в основном сконцентрировано в рамках двух специальных глав.

Вторая часть работы посвящена общим вопросам темы - эффективности смертной казни; опыту применения альтернативной меры; состоянию общественного мнения; фактору судебной ошибки; тенденциям в применении сметной казни и перспективам мирового движения за отмену этой меры наказания.

Работая над этой книгой, автор, конечно же, сознавал неполноту данных мировой и национальной уголовной статистики, а тем более неполноту, фрагментарность, а то и очевидную искаженность фактических данных о применении смертной казни в ряде стран, долгие годы скрывающих статистику применения этой меры наказания. Поэтому, используя различные методы анализа и множество дополнительных источников информации, старался сосредоточить основное внимание на выявлении объективных тенденций. Эти тенденции иллюстрируют около шестидесяти таблиц, графиков и диаграмм, вобравших в себя все многообразие статистического и эмпирического материала.

Сбором материала и подготовкой этой монографии автор занимался как минимум 13 лет. Это связано не только с его многочисленными личностными недостатками и свойствами, заставлявшими много раз переделывать ту или иную фразу или вновь уточнять те или иные показатели, которые, кстати говоря, в более поздних статистических документах той или иной страны зачастую меняются. Главная причина в том, что с середины 90-х годов и правоприменительная практика, и динамика тяжких преступлений в наиболее развитых странах стали существенно меняться. Такое развитие криминологической ситуации противоречило мрачным прогнозам некоторых российских криминологов, опиравшихся на ретроспективную статистику 1980 - 1995 годов. Но именно с середины 90-х годов маятник насильственной преступности в этих странах стал менять направление хода. Отсюда понятное желание охватить как можно более длительный период наблюдений, с тем чтобы определить, не идет ли речь о "временных исключениях" и в какой мере они являются закономерными. Для настоящей работы это имело особое значение, ибо, казалось бы, чем меньше убийств, тем меньше должны быть масштабы применения смертной казни. Исследование показало, однако, примитивность и ущербность такого подхода, на котором, по сути дела, и строится мифологическая теория устрашения суровыми санкциями и их роли в деле предупреждения тяжких преступлений.

В предлагаемой вниманию читателя монографии анализируется глобальная картина применения смертной казни в современной мировой практике. Она основана на материалах международной и национальной уголовной статистики, документах ООН, Совета Европы, отчетах международных и национальных аболиционистских и правозащитных организаций, на весьма обширной специальной литературе, материалах зарубежной прессы, на документах многочисленных международных конгрессов и конференций, в работе которых участвовал автор, и, наконец, на личных наблюдениях в ходе изучения положения дел во многих странах Европы, Азии, Африки и Америки.

Объект исследования: институт смертной казни.

Предмет исследования: процесс функционирования и развития института смертной казни и пожизненного лишения свободы, как альтернатива смертной казни.

Цель исследования: изучение процесса функционирования и развития института смертной казни и пожизненного лишения свободы, как альтернатива смертной казни.

Задачи исследования:

 рассмотреть смертную казнь в истории зарубежных стран;

 определить способы исполнения смертной казни в настоящее время;

 охарактеризовать русское дореволюционное законодательство о смертной казни;

 определить применение смертной казни как вида уголовного наказания в советский период;

 проанализировать пожизненное лишение свободы как альтернатива смертной казни;

 рассмотреть проблемы отмены смертной казни.

Заключение

Таким образом, Конституционный Суд России 19 ноября 2009 г. постановил, что смертная казнь в РФ не может применяться после 1 января 2010 г. Правда, парламент России до сих пор, под различными предлогами, явно уклоняется от ратификации Протокола к Европейской конвенции по правам человека, отменяющего смертную казнь. Но пресс-служба Конституционного Суда уже заявила, что смертная казнь в России отменена навсегда.

Следует отметить, что данный институт вызывает интерес не только как юридический факт, но и как ценностное явление. Ценностное с точки зрения ценности самой человеческой жизни. В разное время в разных культурах отношение к человеческой жизни было абсолютно разным. Где-то к человеку относились как к безусловному богатству, а где-то как к пылинке, недостойной жалости и сострадания.

"Следовательно, признание того или иного явления ценностью, соотнесение с другими ценностями весьма субъективно. Ценности a priori не универсальны и относительны. Они обусловлены общим социокультурным контекстом, а также психологическим складом, личным опытом, социальным положением конкретного лица. Таким образом, единая система ценностей, добровольно принимаемая всеми группами и слоями населения, - это утопия. Неоднородность социальной структуры обусловливает сосуществование в обществе в любую историческую эпоху различных, порой даже противоположных ценностей". Поэтому, на наш взгляд, неудивительно, что у такого сложного явления и в социальном, и в политическом смысле есть и сторонники, и противники.

Если мы посмотрим на историю развития такого феномена российской действительности, как смертная казнь, то увидим, что сама повседневность способствовала появлению и развитию данного института. В обществе всегда присутствовало весьма неоднозначное отношение к смертной казни. Россия никогда не была страной демократической и, возможно, еще долго не сможет стать правовым государством. Психология десятков поколений людей, проживавших в нашей стране, отмечена жестокостью и насилием. Все события прошедших веков, а особенно века двадцатого, заложили генетический страх перед различными нововведениями: "Главное - чтобы не было хуже, чем было!"

"Обыватель, как известно, становится жесток, когда ему страшно. А вся история России веками замешана на страхе... Современное психологическое состояние российского общества психологи также связывают именно с состоянием депрессии и страха - страха перед нищетой, преступностью, страха перед будущим. Во многом именно отсюда идет деградация общественного сознания. Масштабы и глубина его деградации дают основания психологам и политологам резонно утверждать, что общественного сознания как такового в России сегодня вообще нет".

Вообще, темы смертной казни касались и зарубежные, и русские философы: Ш.-Л. Монтескье, Р. Оуэн, Л. Фейербах, Д. Дидро, Ч. Беккариа, Г. Гегель, И. Кант, А. Шопенгауэр, Б. Рассел, М. Монтень, А. Камю, Ф. Достоевский, Л. Толстой, Н. Бердяев, Л. Шестов. Все они говорят о смертной казни как о противоестественном явлении для человека, хотя некоторые допускают ее применение в исключительных случаях: Монтескье, Кант, Гегель, Беккариа.

В нашем государстве на протяжении столетий сохраняется высокий уровень карательных притязаний в силу социального и экономического состояния общества, незащищенности людей и неэффективной борьбы с преступностью, а следовательно, идеи гуманизма не находили и не находят соответствующего отклика в душах людей, и абсолютно не случайно доминирующими чертами общественного сознания в России в современную эпоху стали жестокость и озлобленность. А.И. Приставкин отмечает следующую особенность русского народа, которая, казалось бы, абсолютно не свойственна нашему характеру: "Репрессивность сознания - вот одна из главных бед, когда мы начинаем взывать к мнению населения. Это далеко не правда, что мы очень добрый, жалостливый народ. Мы очень жестоки и мстительны".

Сегодня мы живем в тяжелом обществе и с точки зрения материальной обеспеченности, и с точки зрения минимизации национальных культурных черт, таких, как сострадание, сочувствие, сопереживании. Культура, как известно, определяет менталитет людей. Наряду с массой положительных качеств, к сожалению, мы имеем и нежелание брать на себя ответственность, и наплевательское отношение к закону, и воровство.

На сегодняшний день в российских тюрьмах пожизненное наказание отбывают около 1,7 тыс. человек. Многие из них живы до сих пор только благодаря мораторию на смертную казнь, который с введением в Чечне суда присяжных с января 2010 г. может быть отменен. Родственники тысяч жертв согласны с тем, что убийц нужно убивать. С другой стороны, в стране, где "закон что дышло: куда повернешь, туда и вышло", смертный приговор может стать инструментом расправы.

"У общественного интереса к проблеме смертной казни всегда были свои приливы и отливы - временами бурная дискуссия на эту тему затухает, а затем вспыхивает с новой силой. Приливы, как правило, возникают в периоды смуты, неустойчивости в обществе, на исторических переломах, в период "великих перемен", когда законы уже "не работают", а вакханалия насилия все больше становится явлением обыденным. Стремясь вернуть нормальное течение жизни, люди вместо протеста против неспособности власти противостоять разгулу преступности, часто обращаются к самым радикальным идеям, среди которых идея смертной казни традиционно является наиболее привлекательной. Полемика в любом обществе по этому поводу всегда ведется в высшей степени эмоционально, поскольку зачастую совершаемые преступления поражают своей труднообъяснимой жестокостью и повергают людей в шок. На этой почве даже у некоторых ученых-юристов рождаются ультрарадикальные идеи, несовместимые с элементарными нормами правового государства".

Думаем, что будет уместно привести мнения участников заочной дискуссии по проблеме смертной казни в России. Вот что думают по этому поводу те, кто непосредственно работает с приговоренными к пожизненному заключению, т.е. теми, кто в отсутствие действия моратория был бы уже казнен.

В частности, хотелось бы привести мнение начальника ИК-5 в Вологодской области полковника Мирослава Макуха. Пятак на блатном жаргоне - это то место, где содержатся приговоренные к пожизненному заключению. "Отвечаю на ваш вопрос. Я - за смертную казнь! Мои подчиненные - за смертную казнь! И даже вольнонаемные. Все!". Интерес в данном случае вызывает тот факт, что не только для россиянина, но и для большинства населения планеты то, что данная категория людей вообще жива, несовместимо с представлениями о добре и зле.

На каждого заключенного государство тратит 1000 долл. в месяц, следовательно, гуманность государства к потенциальным смертникам обходится в сотни миллионов долларов, поскольку обеспечить их работой и хотя бы частично перевести на самообеспечение с учетом режима охраны практически невозможно.

"Начальник психологической лаборатории Анна Старикова считает, что казнь определенной категории осужденных - для общества единственный способ защиты... Экс-кандидат в Президенты России Сергей Глазьев, рассуждая о возможности возвращения смертной казни, как-то привел убийственный аргумент: выпущенный на свободу патологический преступник обычно совершает серию убийств, будто наверстывая упущенное время... Мужественно поступил окормляющий остров Огненный отец Александр. Несмотря на священное "не убий", на прямой вопрос о смертной казни не стал ссылаться на Библию. Отец Александр, знающий контингент пятака как никто, сказал: "Я не хочу об этом говорить".

По мнению Юрия Антоняна, главного научного сотрудника ВНИИ МВД РФ, д.ю.н., профессора, "казнить нужно только самых страшных преступников, на совести которых два и более убийства, совершенных при отягчающих обстоятельствах... Противники смертной казни говорят, что она никого не испугает. Не соглашусь - даже угроза крупного штрафа способна устрашить человека, что уже говорить о расстреле". А вот мнение еще одного человека, высокопоставленного чиновника МВД, пожелавшего остаться неизвестным: "Любой следователь, который хоть раз видел сцену опознания истерзанного тела ребенка, выступит за расстрел. Если б мне сказали, что у меня есть 20 секунд на 10 маньяков, я б ни одного в живых не оставил. Они - не люди, а нелюди. И тюрьма их не перевоспитает".

Наверное, будет правильно, если я приведу еще одно высказывание. Михаил Барщевский, адвокат, полномочный представитель Правительства в Конституционном, Верховном и Арбитражном Судах РФ. "И последнее. Наказание - это кара. И выродков надо наказывать жестоко. Смертная казнь - это для них выход из положения. Возможность перестать мучиться. А пожизненное заключение - это уже навсегда. Вот пусть сидят и гниют в тюрьме. Без работы, без права распоряжаться своей судьбой, без любви, без надежды. И пусть не рассчитывают на быстрое избавление от страданий".

Что касается противников смертной казни, то здесь имеет смысл привести следующую цитату: "Сдерживание преступности путем устрашения суровым наказанием, переоценка значимости и возможностей достижения стоящих перед наказанием целей общего предупреждения - одна из кариатид, на которых издавна зиждется убежденность сторонников смертной казни в ее необходимости. Наивная вера в эффективность предупредительного воздействия смертной казни основана на мифологических представлениях о том, что ужесточение наказания, применение наиболее суровых мер снижает уровень тяжких преступлений. Между тем давно доказано, что расчет на ужесточение репрессий основан на иллюзиях". А как показывает многовековой исторический опыт, многочисленные научные исследования, проведенные в разных странах, а главное - практика борьбы с преступностью показывают, что даже в благополучном обществе страх перед суровым наказанием если и способен удержать от преступления, то лишь весьма незначительную часть потенциальных преступников.

Интересен в этом аспекте и опыт психологов, которые отмечают, что для сознания обычного человека отдаленная перспектива смертной казни не является преградой для совершения преступления, "психологические механизмы устроены так, чтобы не пропускать в сознание неблагоприятную информацию, и тем самым нейтрализуют страх перед наказанием".

Отмена моратория не повысит безопасность людей на наших улицах, не защитит наше общество от все увеличивающегося криминала, не оздоровит правоохранительную систему и практику правосудия. "Утверждать обратное - не что иное, как обман и самообман".

Говоря о проблеме наличия или же отсутствия данного вида наказания в уголовном праве России, проблеме возвращения смертной казни или же ее поэтапной отмене, мы пришли к следующему выводу: это тот выбор, который должен внутренне сделать каждый из нас, независимо от решения власти. Возможно, потому, что это выбор прежде всего моральный.

Список литературы

1. Berns W. For Capital Punishment: Crime and the Morality of the Death Penalty. N.Y.: Basic Books, 1979. P. 322.

2. Council of Europe. No. 114 Protocol 6 to the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms Concerning the Abolition of Death Penalty. Strasbourg, April 28, 1983.

3. Journal of Criminal Law and Criminology. 1978. N 2. P. 182 - 183.

4. Библия. Ветхий завет. Бытие, 4:14.

5. Библия. Новый завет. Евангелие от Луки, 23:42.

6. Варламова В.В. Права человека как предмет юридической интерпретации // Государство и право. 2009. N 2.

7. Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. N 3.

8. Ворсобин В. Что думают об отмене смертной казни пожизненно заключенные и те, кто их охраняет // Комсомольская правда. 2008. N 168. С. 10.

9. Всероссийская конференция по проблемам отмены смертной казни. Москва, 3 - 4 июня 1999 г. М., 2010.

10. Гернет М.Н. Смертная казнь. М., 1913.

11. Гилинский Я.И. Криминология. Теория, история, эмпирическая база, социальный контроль. Курс лекций. СПб.: Питер, 2010.

12. Квашис В. Преступность в США: реальность позитивных изменений или "временное исключение"? // Уголовное право. 2010. N 5.

13. Квашис В.Е. Смертная казнь в современном мире: глобальные тенденции и перспективы. М.: ЮРАЙТ, 2008.

14. Квашис В.Е. Смертная казнь. Мировые тенденции, проблемы и перспективы. М.: Юрайт, 2011;

15. Побегайло Э.Ф. Современная криминологическая ситуация и проблема смертной казни // Российский криминологический взгляд. 2012. N 4.

16. Квашис В.Е. Смертная казнь. Мировые тенденции, проблемы и перспективы. М.: Издательство "Юрайт", 2010.

17. Кистяковский А.Ф. Исследование смертной казни (1867). Тула, 2000. С. 6.

18. Клейменов М.П. Прогнозирование и приоритеты уголовной политики // Проблемы уголовной политики: советский и зарубежный опыт. Красноярск, 1989.

19. Когда убивает государство. Смертная казнь против прав человека / Под ред. С.Г. Келиной. М., 1989.

20. Конституции буржуазных государств. М., 2010.

21. Корецкий Д.А. Проблема легитимности фактической отмены смертной казни. М.: Уголовное право, 2010. N 6.

22. Крашенинников П. Смертная казнь - это кровавая месть // Литературная газета. 07.07.1999.

23. Кудрявцев Н.А. Противна природе человека // Смертная казнь: за и против. М., 2010.

24. Лунеев В.В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005.

25. Международная защита прав и свобод человека. М., 1990. С. 290.

26. Мелихов А. Казнить нельзя помиловать // Время МН. 27.06.2001.

27. Морщакова Т.Г. Исключительная мера. Не надо обманывать народ // Время МН. 15 февраля. 2010.

28. Например, за совершение убийства при отягчающих обстоятельствах по ч. 2 ст. 105 УК РФ, посягательство на жизнь общественного или государственного деятеля по ст. 277 УК РФ, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, по ст. 295 УК РФ или на жизнь сотрудника правоохранительных органов по ст. 317 УК РФ, за совершение геноцида по ст. 357 УК РФ.

29. Наумов А. Существуют ли пределы роста преступности? // Уголовное право. 2005. N 3;

30. Око за око, или Милость к падшим. Нужна ли России смертная казнь? // Аргументы и факты. 2009. N 46(1515).

31. Определение КС РФ от 19.11.2009 N 1344-О-Р "О разъяснении пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года N 3-П по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" // Собрание законодательства РФ. 2009. N 48. Ст. 5867.

32. Осипян Б.А. Влияние различных религий на право и законы народов // Религия и право. 2007. N 3.

33. Осипян Б.А. Возможности укрепления правовых основ Российского государства органами конституционного правосудия. Приложение N 2. М., 2009.

34. Осипян Б.А. Дух правометрии, или Основание межерологии права. М.: Юрлитинформ, 2009.

35. Осипян Б.А. О мерах по искоренению порочной системы отказа в правосудии // Адвокат. 2009. N 1.

36. ПАСЕ рекомендовала обязать Россию отменить смертную казнь // Новости NEWSru.com в России. 28.06.2006 (http://www.newsru.com).

37. Познышев С.В. Основные начала науки уголовного права: Общ. часть. 2-е изд. М.: Изд. А.А. Карцева, 1912.

38. Распоряжение Президента РФ от 27 февраля 1997 г. "О подписании Протокола N 6 (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1983 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.".

39. Речь идет об Указе Президента РФ от 16 мая 1996 г. "О поэтапном сокращении смертной казни в связи со вступлением России в Совет Европы" и распоряжении Президента РФ от 27 февраля 1997 г. "О подписании Протокола N 6 (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1983 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.".

40. Российская газета от 10.02.1999.

41. Российская газета. 31.12.2006.

42. Сахаров А.Д. Письмо в организационный комитет симпозиума по проблеме смертной казни // Хроника-пресс. Нью-Йорк, 1977 (http://www.yabloko.ru).

43. Смертная казнь: за и против. М., 2010.

44. Смертная казнь: история, применение. Аргументы "за" и "против" // Материалы к международной конференции "Отмена смертной казни: "за" и "против" / Сост. Ж. Турмагбетова. Алматы: Фонд "XIX век", 2010.

45. Собрание законодательства РФ. 2001. N 52 (ч. 1). Ст. 4921.

46. Соколов М. Игры при эшафоте // Известия. 21.06.2001.

47. Суд приговорил: не убивать // Российская газета. 20.11.2009. N 5044.

48. Уголовное право буржуазных стран. Общая часть. М., 1990. С. 166.

49. Уголовно-исправительное право. М., 2011.

50. Цивилев Р.М. Смертная казнь в России: немного статистики // Всероссийская конференция по проблемам отмены смертной казни. М., 2010.


Популярные, наиболее покупаемые работы:

  1. Совместная работа логопеда и воспитателя
  2. Особенности профессии повара
  3. Физические упражнения как основные средства физического воспитания
  4. Основный принципы охраны здоровья граждан , и право граждан в области охраны здоровья
  5. Налоговая политика в области налогообложения физических лиц
  6. Отчет по практике экономиста в АКБ «Проинвестбанк» (ПАО)
  7. Выращивание кристаллов из растворов в расплавах
  8. Международное частное право
  9. Синдром лишней конечноститеории, гипотезы, литературные данные
  10. Государственная и муниципальная собственность
  11. Рассмотрение валютных операций в коммерческом банке РФ и перспективы развития операций
  12. Столыпинское аграрное законодательство
  13. Особенности авторского права в современных гражданско-правовых отношениях
  14. Категория самооценки и ее функции в художественном дискурсе
  15. Латеральное мышление Эдварда де Боно
  16. Таможенный осмотр товаров и транспортных средств
  17. Совершенствование технологического процесса неразрушающего контроля литых деталей тележек
  18. Образ семьи в творчестве Джерома Сэлинджера
  19. Роль СМИ в формировании общественного мнения в современной России
  20. Место и роль теории государства и права
  21. Понятие и виды политического(государственного) режима
  22. Пособие по временной нетрудоспособности
  23. Адвокат как субъект договорного представительства
  24. Формирование и распределение прибыли на примере ООО «Стройтэк технолоджи»
  25. Новые технологии обучения математике 8-11 классъ
Структура реферата:
Как правильно самостоятельно написать:
Как правильно оформить по ГОСТ:
Инструкции по работе с программами: